Игроки.

 

Игроки.

С ним мы были просто знакомыми. Это было шапочное знакомство, типа  ,,привет – здорово’’, не более того.

Однако я был о нём немного осведомлён.

Говорят, что бог шельму  метит, видимо это про него…  такую плутовскую  татарскую рожу редко где встретишь, да и повадки свои он имел ей под стать.

Про таких людей говорят,  что они крученные.  Так вот, он был настолько кручен, что поросячий хвостик по сравнению с ним наверно казался бы просто линейкой.

Мужики не любили с ним выпивать: когда он в подпитии его только одного и слушай, никому не даёт слова сказать — умный, собака,  был – вроде тех, которые из клуба знатоков.

А ещё он был заядлым шахматистом,  имел какой-то разряд , всегда,  даже на работу и в гости, ходил со своими шахматами.

Однажды,  вдруг  откуда ни возьмись  появилось в рот…  нежданно,  он нарисовался ко мне в гости.

— Давай – говорит мне – посидим с тобой как хорошие соседи, выпьем, поговорим, то да сё. Я сегодня – говорит – забуревши, у меня – хвастается —  выпивки и бабок навалом, я дельце одно удачно провернул…

— Не хочу я знать твоих  делов. Что-то не хочется мне сейчас пить с тобой,  не дай бог, ещё подумают,  что я с тобой в доле —  отвечаю я ему, а сам думаю:  Я бы с таким трёкалом не пошёл бы на де…  в разведку.

— Не бойсь – говорит он мне – всё сделано чисто и как завещал товарищ Ленин, а он такие дела называл экспроприацией экспроприаторов,  и кто с Лениным не согласен, получается, что тот против Советской власти!

— Ну, коли так, то ничего не имею против, вот только схожу за закусью да тарой.

Надо сказать, что эта наша встреча произошла летом, а засели мы на крыльце моей бани, на задах огорода. А сам-то  я парень простой, наивный.

Между первой и второй перерыв был небольшой, ну а после третьей  мне  стало ничего так… ну а он  заметно закосел, ведь  он уже до этого был  выпимши. В общем, хорошо так сидим. Зря – думаю – наговаривают, на этого приятнейшего человека.

—  А не сыграть ли нам в шахматишки, партию-другую,  я вон уже и шахматы прихватил с собой?

— Да что-то мне не хочется, да и играю я так себе, только что и знаю — как фигуры ходят.

— А я тебе не хилую фору дам, а для охотки  сыграем на интерес. Гроссмейстеры-то завсегда играют только за миллионные гонорары, а мы-то с тобою  сыграем по маленькой – начал он охмурять  меня.

— А у меня денег нет.

— А я тебе в долг дам.

— А я в долг не хочу брать.

— Ну, тогда что-то  продай мне, вот и будут у тебя колобашки.

Тут он начал тереть мне по ушам про товарное и денежное обращение, что твой Карлуша, который Маркс, да так доходчиво, что  я проникся.

— А купи-ка ты у меня, в таком разе, вот этот рашпиль – предложил я первое, что мне попалось на глаза, который мне не было жалко, нисколечко.

— Да на что мне эта железяка?

— Вах! Никогда не скажи так никому!  Эта вещь в хозяйстве очень нужная, у каждого уважающего себя мужика она должна быть. Сейчас таких не делают, ты только посмотри какая сталь – чисто булат!  Да им можно выточить  чего только хочешь, попробуй-ка вон на той болванке. Мне ещё мой  дед рассказывал,  что  первый советский трактор, скопировали с Фордзона  и  его на Путиловском заводе выточили именно такими рашпилями, вручную. Да он — это сто процентов  раритет, ля буду!  Мне  уже и продавать-то его расхотелось, однако тебе как першему другу, так и быть, уступлю!

В общем, в конце – концов, впарил я ему этот рашпиль, не продешевил.

Начали мы с ним играть.  Вначале я стал повторять его ходы, а сам думаю: потом видно будет, что делать, а проиграю – не велика потеря.

Ну а он с ходу врубил своё ботало.

Сначала  мне даже интересно было его слушать.  Получалось, что как не сходи, то это обязательно была уже разыгранная когда-то  какими-то шахматными корифеями комбинация, их погонялова сыпались из его хавальника, как из рога изобилия. Особенно он восхищался Корчным, который хотя и проигрывал Карпову, но всё равно был сильнее того, так как играл интереснее его, рисковал, импровизировал,  ну а в блиц  партиях,  Карпов ему в подмётки не годился. Блиц – это ограниченная во времени, на продумывание хода,  игра. Я тогда  ещё подумал: вот бы попробовать сыграть с ним  в двадцать одно.

Мы конечно за него особо выпили.

А дальше, после этого, моего соперника совсем понесло,  об этом его обыкновении  я  уже упоминал,  только что и слышно было: бла,  бла,  бла…  ну, совсем как глухарь на токовище.  А мне-то что – мели Емеля, твоя неделя.

Продолжаем,  значит,  мы нашу игру дальше. Потом я невзначай рукавом уронил с доски его коня, уже хотел  было извиниться, ну а он не заметил — знай себе трындычит.  Затем  я снёс с доски слона, почему-то опять евонного,  и  случайно, в который уж раз, чего-то там сместил…  видимо я все — таки  опьянел,  и  у меня нарушилась координация движений.

Как бы-то ни было, но эту партию, я с божьей помощью у него выиграл. Потом другую. А ведь он был прав,  когда говорил, что играть на интерес охотнее!  Третью партию я спустил ему, чтобы и у него  появилась охота, как  говорится,  не всё коту масленица .

Потом мы вообще перешли на блиц игру. С  переменным успехом чаша весов склонилась в мою  сторону,  и  всё шло к тому, что под конец выпивка закончилась, а соседу моему стало не на что играть.  Пора нам было отдыхать,  а гостям — честь знать.

Я  вежливо отказался проводить его до дому, потому что и сам был изрядно пьян.  Однако я вызвал для него такси, и даже дал ему  денежку расплатиться с таксистом. Также напоследок я всучил ему тот рашпиль – нам чужого не надо.

 

Потом я видел его мельком, издалека. Он почему-то ходил с перебинтованной головой.

Городок-то у нас маленький, поэтому многое становится известным.

Может быть соседи видели, или другие  очевидцы  рассказали,  но дело происходило так:

Когда таксист довёз его до дому, то он решил расплатиться  за проезд рашпилем. А ведь я на такси дал ему денег! Мало того он начал таксисту пудрить мозги, дескать,  рашпиль тоже не малых  денег стоит, что следует из случившегося товарного и денежного обращения и его замечательной истории. В общем, как-то так.  Не зря же люди про него говорили,  что он крученный! Ну а таксист  затупил, не проникся этой мудростью, а взял да и приложился тем рашпилем по его хитрой башке.

Видимо всё это время его давила жаба.  Стал он домогаться от меня реванша, он, видишь – ли,  тогда был пьяный, потому и проигрался. Я, конечно же,  стал отнекиваться: дескать, и я тогда  тоже не был трезвым, и что я уже играл уже с ним, и мне не интересно играть с таким слабым противником по мелочам. Когда же, он уже допёк меня окончательно, то я в присутствии особо уважаемых в некоторых кругах особ, сделал заявление, что буду играть  с ним только за не хилый, соответствующий моему классу  игры гонорар, и  я его озвучил.

Толи у него таких денег не было, толи он порядком  менжанулся, но  от меня  он с тех пор навсегда отступился.

Думаю,  что второе вернее — очканул  голубчик!

Вот и получается,  что я по любасу играю гораздо лучше его.

***

www.kriminalnoechtivo.net

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *