Виагра.

                                                                                              

                                                                Виагра.

Если взять, к примеру, глобус и попытаться найти на нём точку обозначающую городок, в котором происходили ниже описываемые события, то её нет. Но на самом  деле она есть, а чтобы найти на карте местоположение этого городка, нужна карта соответствующего  масштаба. И вот, чтобы такие карты издавать, в этом вот городке, образовалась номерная, геодезическая экспедиция. Времена были послевоенные, трудные. Не смотря на это, за относительно  короткое время  создалась  инфраструктура этого предприятия: жилой и производственный фонды, образовав  в том городке новый микрорайон. В производственный фонд входили административные здания, собственная электростанция, гаражи с техникой, пилорама, кузница, столярка и конный двор, даже был собственный речной флотик, под ведением однофамильца знаменитого российского адмирала. По специфике производимых работ, в полевых условиях и в хозяйстве, конь был незаменим, поэтому коней в хозяйстве было много и обслуживало их три конюха.

Одним из них был дед Фадей. Говорили, что в молодые годы  он служил в конной армии самого товарища Будённого, а за боевые заслуги был награждён красными, революционными штанами — галифе. Штаны эти существовали на самом деле и одевались Фадеем в октябрьские праздники. В будние дни они вывешивались в красном углу хаты, рядом с бабкиными иконами. Правда штаны были не совсем  красные;  красной была кожа, которой эти штаны были обшиты по седалищной части и внутренней стороне штанин. Поэтому, когда он одевал их на свои с лишком кавалерийские ноги и шёл в школу, будучи приглашенным на очередной  Октябрьский предпраздничный пионерский слёт, то сзади казалось (не в обиду сказано), будто по улице крадётся макака в поисках пальмы.

После Родины и супруги, больше всего дед любил и был привязан к любимой лошадке по  кличке  Стёшка, которую он, по его словам, привёл ещё с полей былых сражений. И вот, будучи в преклонном  возрасте, Стёшка почила в бозе.  « Околела!»: — констатировал факт кончины фельдшер экспедиции, а по совместительству ветеринар и прибавил : -«Все там будем!»

Три дня качало от горя Фадея, три дня он заливал горечь утраты  ,,элексиром отрады», которым поделился с ним сердобольный фельдшер — ветеринар.

Не зря же  говорится, что беда не приходит одна.   В ту же пору  сильно заболела старуха — дражайшая супружица Фадея.  Как быть?  В те времена «скорой помощи», которую можно было бы вызвать,  в городке том   ещё не было. Его приятель — фельдшер,  сразу  так ему и сказал, что он в данном случае некомпетентен и посоветовал ему обратиться в районную больницу.

Не везти же туда больную в телеге, ещё помрёт в пути от тряски, поэтому дед решил сходить на приём к врачу сам, чтобы узнать, что да как.

Доктор сказал ему, что больной, для того чтобы поставить правильный диагноз от чего её лечить, нужно утром сдать в лабораторию все анализы и выписал туда направление.

Дед, по простоте душевной, препоручил эти заботы своей соседке Нинке, которая работала курьером-почтальоном.

Нинка была девкой на выданье — кровь с молоком, а так – дура,  каких ещё поискать.

Ну,  разве не дурочка — если просьбу деда сдать бабкины анализы за бабку, она поняла буквально и, по бабкиному направлению, сдала свои; ей, видишь ли,  не жалко для  хороших людей немножечко мочи и кала, и она  готова за них даже пролить свою кровь, конечно же, в разумных пределах.

Ясно дело, чего Нинка – баба в соку,  от  жизни хотела, чем была озабочена. Поэтому доктор, на основании её анализов, установил соответствующий диагноз болезни бабки, вызванной якобы острой сексуальной неудовлетворенностью.                                                                                                         Когда в назначенное время дед  явился за результатами, то  врач, только по анализам  уже установивший  причину заболевания клиентки,  так и объяснил ему, чем ,,больна ‘’ бабка,  присовокупив, что он тут не при делах, дескать, теперь всё в руках самого деда.

Опешил старик. Вечером, прихватив чего выпить-закусить, он пошёл к своему приятелю фельдшеру посоветоваться. Фельдшер был, тот самый лепила, по  совету которого лечили от косоглазия Степана, а мы- то знаем, что он был человеком сведущим, знаний передовых и разносторонних.

Друзья     присели на крыльце, разложили и разлили, чего Бог послал, зажгли свечу. На вопрос, может ли таковым быть диагноз (в её — то годы!), от которого старуха может помереть, эскулап ответил, что очень даже может быть, что любви все возрасты покорны, что медицина не может ошибиться и, в свою очередь спросил, способен ли он… и когда он в последний раз…

— У-у-у-уууу!!! — взвыл дед. Получилось у него так громко и чисто по-волчьи, что всполошились окрестные собаки и, почитай до утра не могли успокоиться.

— Есть такое средство! — с Ленинским пафосом  заявил доктор. Он объявил, что он  может пособить дедовой беде,  что он  обладает этим чудодейственным средством. В дальнейшем выяснилось, что этот чудодейственный препарат называется «Климент Ворошилов», сокращённо «К.В.», более известный, как конский возбудитель.  Изначально это средство предназначалось для стимулирования увеличения поголовья лошадей,  а  он, учёный-новатор,  путём опытов на себе, нашел правильную ,,плепорцию’’, чтобы использовать этот препарат в дальнейшем на пользу человечеству: для решения демографических проблем, а так же и не столь масштабных проблем, — пустяшных как у деда.

Сразу же, после третьей чарочки, на счётах была вычислена ,,плепорция’’ для Фадея. Поскольку его рост  был  почти в два раза меньше чем у визави, то его дозу следовало уменьшить соответственно, плюс одна треть (поправка на возраст), да плюс одна треть (для контрольного…).  Итого выходило: половина и две трети, —  всех-то дел!

Тут же, не мешкая, хозяин взял свечу и сходил в кладовую,  из которой вернулся с мешком, с каким-то белым порошком. Затем он сходил к бочке с водой и вернулся с полным ведром. Тут  же  на крыльце,  у  свечи, наш провизор в трёхлитровой банке приготовил чудо-снадобье и оное вручил деду Фадею.

Объяснив, когда и сколько принимать «Ворошилова», доктор срочно отправил приятеля спасать евонную  супружицу.

Что да как, так ли —  сяк ли, но бабка ожила: видимо от шоковой терапии пробудились жизненные резервы, или появился новый смысл жизни, или  ещё  что ни будь   другое.

Шибко радовался дед Фадей. Жизнь наладилась. Жить стало хорошо, жить стало веселее, как и говорил товарищ Сталин.

Но временами, вспоминая любимую лошадку Стёшку, он сокрушался и досадовал в том, что мог бы  спасти и её, да вот не пришлось. А ведь мог бы, дурень старый!

www.kriminalnoechtivo.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *