Уроки латинского.

 

Уроки латыни.

         С  IPSE,  бесом не из сильных в ихнем кагале, поэтому скажем бесёнком, мы познакомились давно,  и с тех пор  оба неразлучны.  Иногда мне кажется, что и родились мы с ним в одно и то же время, что в прочем не важно.

Я  испытываю к нему большую симпатию,  и это несмотря на то, что он  частенько впутывал меня в не хорошие истории, из которых мне всегда приходилось выпутываться с большим трудом и уронами.

Я привык к его безобразному облику, и уже не замечал его уродства, хотя будь бы и у меня такая же скверная  харя, то я бы непременно застрелился .

Однако всё же надо признать, что и  приятных моментов, и весёлых приключений нам  с ним пришлось  не мало пережить .

Часто  он веселит  меня своим средневековым  юмором и выходками шута.  Например, как вам такое?

Однажды   в переполненном трамвае  он не видимым прошмыгнув по  салону  звучно испортил воздух. Мало того,  противным  дребезжавшим голоском возвестил: — Горим!  Нужно было видеть,  как каждый негодующий пассажир  хотел вычислить пшакнувшего  виновника, в тоже время ужасно стыдящийся, что могут подумать именно на него.

В некоторые времена пришлось нам заняться изучением латыни.  Вначале нам было дано задание – выучить наизусть  Гаудиамус  вкупе с его переводом. Мы сразу же прониклись его славной философией. В нём были такие тёрки:  дескать, сейчас, мы все славные пацаны и тёлки, потом станем старыми пердунами  и старыми перечницами, а потом и вовсе завернём ласты – Nos habebit Humus. Нам как бы советовалось немедленно предаться радостям жизни, без всяких там ссылок на их вред здоровью или их аморальность –  Gaudiamus igitur uvenes dum sumus! ( Будем жить и веселиться, пока мы молоды!).

Посчитав, что будет  не приличным  здравствовать одних, и хулить  других,  шестой  и седьмой куплеты мы  вообще сократили  до двух строф, и их заучили – Pereat  tristitia, Pereat  dolores!

Да исчезнет печаль,

Да погибнут скорби наши!

Гаудеамус мы восприняли  как руководство в  этой жизни, которому впредь  неуклонно следовали.  Нас частенько можно было увидеть  в окружении смазливых молодок,  в  состоянии  — confusia    amobilis ( приятного лёгкого  одурения).

Поскольку мы не планировали  себя в провизоры,  то изучение латыни  ограничили  лишь  заученным текстом, но по известным причинам  всё же вынуждены были иногда посещать аудиторию.

И вот однажды на лекции,  которая  читалась в актовом зале для всего курса факультета, Lopparius,  он же куратор нашей группы,  вдруг ни с того, ни с этого, воскликнул — Смотрите, красное солнышко появилось!

Все, и я тоже,  сначала в недоумении уставились в окна, а потом и на него самого: оно и понятно было, ведь время было – зимний вечер, и солнца на небе ну никак не могло быть.

— Оно то появится, то закатится вновь – продолжил  Lopparius  и тут же показал на меня.

Так я впервые узнал, что такое земная слава – Gloria Mundi.  Вскоре я узнал,  как она делает ноги – sic transit.

 

www.kriminalnoechtivo.net

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *