Следственный эксперимент.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Следственный эксперимент.

Чего больше всего хочется, когда влезешь наверх? Плюнуть  вниз.

                                                                  М. Жванецкий.

Когда- то, впавший в старческий маразм, маркиз де Сад, развлекался тем, что сидя в кресле на берегу ручья брал  с   подноса, который держал его лакей, очередную розу и бросал её в протекающие воды. Своими помертвелыми, обесцвеченными временем глазами он наблюдал, как грязный поток принимал в своё лоно девственную красоту розы и уносил её, осквернённую грязью в небытие.

Сейчас же, мент Аникыев, стоя на канатном мосту, переброшенным через речку Переплюйку, плевал с него вниз, недоумевая как это ему удаётся, даже не целясь, каждый раз попадать в центр  расходящихся по воде кругов. Наконец  он переключил своё сознание  на обыденность и рутину.

Мент Аникыев был участковым милиционером двух больших сёл:

села Хотемцы – его малой родины, и села Большое Дышло, расположенным по обе стороны речки Переплюйки.

Из центра ему пришло  уведомление, что прокуратура вернула на доследование  произведённый им   следственный материал, усомнившись в некоторых существенных эпизодах.

Его же непосредственный руководитель, уже не официально, пообещал ему,  после первой же аттестации  выпнуть его из рядов их доблестных    Органов Внутренних Дел.  Он припомнил ему ранее  составленный Анекыевым протокол, который он, его начальник, по халатной  невнимательности  завизировал и передал по инстанции далее.    Теперь  этот документ получил широкую огласку  уже не в пользу их обоих. Дело было в том, что на смерть гр. Кердыкина,  который будучи с большого  бодуна  скончался на гр. Ю. , во время их романтических отношений,  Аникыев  составил протокол, а озаглавил его как —  ,, Дело  о гр. Кердыкине ,  заё… (затраховшемся)  в усмерть.’’

Суть, предстоящего теперь повторного следственного эксперимента заключалась в следующем:

Обвиняемый, гражданин Бугаев, житель села Хотемцы, рыбачил на берегу речки Переплюйка. В это время на противоположном берегу указанной речки появился потерпевший, гражданин Ермохин, житель села Большое  Дышло. Не опасаясь последствий, в виду того, что между сторонами была непреодолимая преграда в виде речки, а до моста было далеко, гр. Ермохин стал дразнить и всячески изводить гр. Бугаева. Доведённый  до состояния аффекта гр. Бугаев запустил булыжником в гр. Ермохина, в результате чего последнему была нанесена травма средней тяжести, совместимая с жизнью, а именно — перелом  руки, которая слева от туловища. В протоколе было  указано точное расстояние между конфликтующими сторонами —  75 ( семьдесят пять!) метров. Мировой рекорд по метанию гранаты, установленный америкосом Томсоном составляет – 74м. 92 см.   Поэтому в прокуратуре засомневались в указанном в протоколе расстоянии, на основании того, что этого не может быть, потому что быть того не может. В виду же того, что  обозначенную в протоколе цифру письменно подтвердили потерпевший, обвиняемый и свидетели, то  именно поэтому решили провести этот эксперимент,  уже под контролем прокуратуры.

Сам же  Аникыев  симпатизировал обвиняемому.  Он бы и сам  (дай ему волю)  удавил бы  своими руками этого Ермохина – мужика зловредного и злоязычного, особенно после того, как тот распустил про него анекдот:                    Будто бы он, Аникыев, стоит на мосту и по обыкновению плюётся, а в это время мимо проплывает  говно, на ощупь, вкус, цвет и запах — обыкновенное такое…  дерьмо как дерьмо,  кроме одного, что оно оказалось  говорящим.

— Здравствуй братишка Аникыев!  Как поживаешь  братка?

— Какой я тебе братишка!? Плыви отседова  говнюк, а то мигом сцапаю, да доставлю тебя  куда следует!

— Да как ты мне не братишка? Обижаешь,  братка!  Братишки мы,  ведь мы оба с тобой из Внутренних Органов!

*

      На следующий день  состоялось запланированное  действо. Из областного центра  прибыл представитель прокуратуры: тип с внешностью Берии,  привёзший с собой новинки технического прогресса – два мегафона.                    Обвиняемый  пришёл сам, так как, приняв во внимание его положительную характеристику и смягчающие обстоятельства, в отношении его было принято решение – не вменять к обвиняемому ограничение свободы.

Пострадавший явился в окружении домочадцев. Его супруга, женщина дородная была под стать мужу – своенравной и скандальной. Парочка представляла собою чету, про которую можно было сказать  ,, два сапога – пара».  Судя по всему, и яблоки не далеко упали от сих древ. Понятых – тьма, толпа собралась как на именины.  Главой действа, ясное дело, стал сам  Аникыев.

Участники эксперимента заняли исходные позиции. Сначала, при помощи завезённой на лодке бечёвки , измерили расстояние между пунктами Е. и Б.      По команде Аникыева  гр. Бугаев стал метать камни. И  хотя гр.  Бугаев на совесть старался повторить свой рекорд, имея на то высочайшее дозволение, всё равно результаты были далеки от заданных пределов. Звезда Аникыева закатывалась под испепеляющим взглядом  зиц Берии. Но тут его, Аникыева, осенило, и он поделился своими соображениями с руководством. Дело было в том, что выдающихся результатов гр. Бугаев  добился в состоянии аффекта, и сейчас  его нужно было привести в соответствующее состояние.

Было принято мудрое решение: слабонервным и   детям до шестнадцати лет, а так же интеллигенции,  было предложено покинуть ристалище, а женщинам отвернуться и закрыть глаза.

Ермохина не пришлось уговаривать, чтобы он высказал и сейчас своё  мнение в отношении оппонента: его душа жаждала реванша, а пострадавшее тело вопияло о мщении. И  вот  наступил его звёздный час.                                                        Видя ,,спортивные’’  неудачи противника и  получив добро от властей, Ермохин начал жечь глаголом, да так, что знаменитые загибы ( большой и малый) Петра Первого, по сравнению с его перлами, были вроде детского лепета.  К тому же своё красноречие Ермохин украшал соответствующими жестами и позитурами.  К месту пришлись, и чудо технического прогресса – мегафон,  и раскатистое эхо.

И вот свершилось долгожданное чудо,  которого добивались представители карающих и надзирающих за законностью органов. Прошелестев, булыжник врезал Ермохину  прямо по столице его глупого разума ( в теменя).

Воцарилась звонкая  тишина. Немного погодя раздалась реплика Аникыева: — ,,Копец! Теперь, Бугаев, пойдёшь по мокрой.’’ Далее завопили чада убиенного, заголосила его жена.  Моментом начали линять (исчезать) свидетели происшествия.

История эта  для всех участников  закончилась  благополучно: Мертвец воскрес – булыжник ударил по касательной.  В результате контузии,  уже дважды потерпевший переменился характером в лучшую сторону: стал приветливым и весёлым – покажи ему лишь палец,   как он сразу же захохочет.                           Органы власти убедили конфликтующие стороны заключить мировое соглашение на том основании, что больше всех виноват сам пострадавший, а обвиняемый по его вине пережил сильнейший стресс и теперь заикается. Супруга пострадавшего забрала своё заявление в котором обвинила Аникыева и зиц Берию в подстрекательстве. Почему? Спросите у неё самой.

                                                     www.kriminalnoechtivo.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *