Бичи.

 

               

 Голодранцы усiх краiн  геть до кучи!  (Пролетарии всех стран соединяйтесь!)                                                                                                                                                                                                                              Мыкола Рубанько.                                    

Бичи.

 

         ,,Явишася некто, их же никто добре ясно не весть,     кто суть и отколе идут и что язык их и которого    племени суть и что вера их.’’

                                                        Новгородская летопись 13 в.

 

1 часть.  Бичи.

 

Страна вступила  в высшую стадию развитого социализма.  В средствах массовой информации бодро  сообщалось об очередных  победах и достижениях. В это время  наша промышленность выпускала товары лучшего качества, нежели в странах загнивающего капитализма, поэтому  наша Страна их товары не импортировала.  Не совсем конечно…  маленечко, чуток  того – сего, чего похуже, завозили, да и то лишь только для ,, слуг народа’’, а слуги — они и есть всего лишь  слуги.  Для гегемонов, на их спрос  всегда было предложение:  всегда,  пожалуйста —  своё отечественное, гораздо лучшее.

Например, для народа выпускались самые лучшие в мире калоши фирмы ,, Красный треугольник’’  —  сверху  чёрно, внутри – красно, как засунешь… так прекрасно!

Однажды с русского небоскрёба – Сталинской высотки, со шпиля сорвался маляр красивший его.  А обут он был на босу ногу  именно в  такие  калоши — новенькие, только что  с получки купленные и должно ,, обмытые’’.   Долго летел этот  бедняга,  пока  наконец-то неудачно  приземлился. И что вы думаете?  Сам то маляр разбился вдребезги, а калошам- то  хоть бы что!  Ни царапинки… блестят и сияют себе.  Вот это, скажу вам, было качество!

О преимуществе международного  Социализма над капиталистической системой  говорит и другой случай.  Со стремянки, опять же  сорвалась малярша,  прошу прощения за выражение…  бабища  около центнера живым весом.  И был бы ей  непременно капут  ( амба, то есть кирдык), если бы тогда  она случайно не зацепилась   панталонами  за почему то  торчащий из стены костыль и не повисла бы ими, на нём.   А были те панталоны  изделием  фирмы  ,,Дружба’’, с нашивкой(лейблом)  где два сцепленных кольца  символизировали  нерушимую дружбу нашей страны с Китаем.  Бабушки, те  ещё помнят  те панталоны до колен, с начёсом и резинками на гачах.   Да и  костыль тот,   добросовестно выкованный кузнецом Николой,  тоже выдержал.    Сейчас уже не делают таких  качественных вещей  для народа.    Ахти —  нам!

Тогда же, в те времена,  о благе народа  всей нашей  необъятной   Страны всегда неустанно пеклись наши любимые вожди  и Партия.

Потребности  населения   в таких качественных товарах (см. выше)  росли в разы, а так же росли   потребности в продовольствии и во множестве других  не менее важных направлениях.  Для того,  чтобы эти все потребности удовлетворить,   в нашей стране нужно было в разы больше  сажать, садить, разведывать и разрабатывать, добывать, строить  и прочее.  Как и всегда, чтобы все эти проблемы  решить, Партия и Правительство стали  инициаторами   и воплотителями  в дело   значительного  ряда  Генеральных  Проектов,  перечислять которые сейчас будет  утомительной  тратой  вашего бесценного времени.  Для выполнения всех  поставленных задач остро понадобились кадры.

— Кадры решают всё! – когда ещё это  говорил товарищ  Сталин, а он такие проблемы решал просто:  или…   или  раз —  и в Магадан. Сейчас же  для народа требовался   ,, пряник’’,  куда  слаще тульского.  Мудрёно ли дело пообещать его?  Пообещали. Народ клюнул, видимо, образно говоря: не всё было благополучно в Датском королевстве.  Многие, опять же  иначе сказать,  встали на крыло,  и понесло их родимых  по бескрайним весям нашей необъятной Родины. Повсеместно возникали палаточные поселения и барачного типа целые города, а вокруг них, поодаль и в стороне,  лагеря и зоны.  Не всем  тогда отломилось от обещанного пирога. Кто-то,  кому было куда, вернулись,  оставшись при своих интересах, а ещё больше остались  в как бы  подвешенном состоянии.  И вот,  из последней группы людей, образовалась особая категория   и  нарекли тех людей  огульно  именем    ,,Бичи’’.

         Определённого  объяснения  этого термина официально  нигде  не было, нет и теперь.  Предполагалось   что этот феномен был обозначен по аналогии с отставшими от своих кораблей англоязычными моряками, ожидающими на пляжах  попутных  кораблей .  По другой версии прозвание было дано, с некоторой иронией, по сокращённому до   букв  понятию:  Б И Ч — ,, бывший интеллигентный  человек.’’ Обе версии не противоречат сущности этой категории людей.  Да и сами они, так называемые бичи,  воспринимали своё положение как переходное состояние.   Сами себя  они этим словом не называли,  а    друг   друга величали  братками.  Действительно среди них многие были из интеллигенции, да  и сами по себе они, по своей сущности,  были интеллигентны. По сравнению со средним обывателем, бич имел гораздо высший ,, ай кью’’, так как в борьбе за выживание в экстремальных условиях бичи прошли своеобразный  естественный отбор. Не следует ставить их в один ряд с бомжами ( опустившимися  людьми без определённого места жительства).  Каждый бич, несмотря на свою коммуникабельность, имел постоянный адрес: не дом и не улицу, их адрес был — весь  Советский Союз. За  сравнение их,  в глаза,  с бомжами, шарамыгами  и прочими падшими личностями, от них  запросто можно было заполучить  по репе (морде лица).  Никогда, никогда бич не стоял с протянутой рукой!

Если  бичу когда  и приходилось  просить ,  то  и то  он просил  в долг   до первой  пенсии  (которую  ему назначат  и которая  будет ещё в которые то годы),  или  с  обещанием потом выслать  по почте.   В крайнем случае,  он просил  на святое дело, типа:  нужно срочно спасти брата  Митьку, который сейчас помирает и который просит ухи.  К постоянному месту работы эти братки относились как к крепостному праву и насилию над свободой  личности, хотя для изыскания средств  они систематически пристраивались на временные и сезонные работы: в котельные, разные экспедиции, на заготовку и разделку древесины, разгрузку  вагонов и всяческие  там другие ,, шабашки’’.  Большую часть жизни они проводили в праздности, ведя богемный образ жизни,  переходя в это время на так называемый ,,подножный корм.’’  Их мировоззрение тяготело к формуле: ,, Будем жить и веселиться, пока мы молоды’’.  Будучи несколько легкомысленными  и юридически почти  безграмотными,  они не были лишены общечеловеческих моральных устоев: секли, что позволительно, а  что – западло.  В  общении с людьми они были чрезвычайно доброжелательными и сознательного зла окружающим не причиняли, были абсолютно неагрессивны.  Сообщество бичей  собою представляло нечто  вроде интернационального  союза людей объединённых под лозунгом :  ,, Пролетарии всех стран соединяйтесь !’’,  который в устах  Мыколы  Рубанько  звучал  уже  как : — ,, Голодранцы  усих  краин  геть (гоп) до кучи!’’   В устах Мыколы, надо заметить, многое переозвучивалось  довольно-таки оригинально.  Например, обыкновенная фраза:,, самосвал повёз стулья’’, произносилось как:  — ,,самопэр пидсральники попэр‘’, а милицейский УАЗ – цэ ментовоз.                                                                                                                                            Своего собрата, каждый из них, определял  на биологическом уровне,  безошибочно и точно,  даже если тот  ,,свой’’ вырядится в самый что ни есть  фрайерский  клифт (смокинг) и повяжет  гаврюху ( галстук -бабочку).

В быту бичи были крайне неприхотливыми,  их  потребности были не велики.  Из-за  постоянной ограниченности в средствах, они предпочитали употреблять  ,, бормотуху ’’,   ,, выработанную из лучших сортов винограда по оригинальной технологии’’, которую наша Страна так рекламировала  и борясь с пьянством, почему- то    увеличивала   производство этой  ,,,бормотухи’’.

Не надо думать, что все бичи были  этакими  симпатичными шалопаями,    среди них  попадались  и неприятные особи ,  поскольку  нет правил без исключений.

Для полноты картины, далее опишем бытовую сценку из их повседневности.

***

 

Икар. (вторая часть).

 

                   Мудрецы всегда жили проще и скуднее чем бедняки.                         Нельзя быть беспристрастным наблюдателем  человеческой жизни, иначе как с позиций, которые мы называли бы добровольной бедностью.                                                                                                                                   Дэвид Торо.

        Вова Пекут, никакого Дэвида Торо и слыхом не знал, а с трудами этого замечательного американского философа и писателя – романтика, в сущности своего собрата, и вовсе был незнаком. Тем не менее, сейчас он вёл именно такую бедную жизнь, стоически – эпикурейскую жизнь киников, ярким представителем которых был некий Диоген. В данное время, он одетым но босой, в ожидании подходящего  часа,  лежал на раскладушке  в тесной комнатушке  общаги. В эти времена  Страна ,, эффективно’’ боролась с пьянством, поэтому спиртное продавалось  уже только с одиннадцати часов.

Солнце осветило стену на которой висела картинка, цветной разворот вырванный  из журнала ,,Огонёк’’.   На иллюстрации была изображена картина, Питера Брейгеля Старшего ,   ,, Натюрморт с падающим Икаром’’.  Надо заметить, что в те времена наш Советский народ был самым читающим во всём  мире и  в его окрестностях  народом, поэтому  он был не лишён и эстетических запросов.  Вова стал разглядывать  картину.

Картину пронизывала мысль о месте человека в окружающем его мире.  Взгляд скользит по глади морской лагуны с островами и парусниками, по скалистому, поросшему  кустарником берегу.

Вот крестьянин прилежно выводит борозду на своём поле; стоит, рассеянно опираясь на посох, пастух;  деловито закидывает удочку рыболов.

И вдруг неподалёку от того места, где устроился рыбак, в ореоле  жемчужных брызг зритель различает ноги гибнущего Икара, уже почти скрывшегося в пучине. Ветер разносит в стороны перья его распавшихся крыльев.

Дедал предупреждал сына, чтобы он не взлетал слишком высоко, но Икар не послушался отца и взмыл вверх, к самому солнцу. От жара солнечных лучей воск, скрепляющий перья растаял,  и юноша,  лишённый крыльев, упал в море и утонул.

В шестнадцатом веке легенду об Икаре воспринимали как суровое предупреждение  гордецам и недальновидным выскочкам .

На картине никто не восхищается Икаром. Его не видят или не желают видеть:  например рыбак продолжает удить, хотя юноша упал в воду прямо у него на глазах. И пастух смотрит в небо, а его овцы на краю обрыва, и пахарь и рыболов – каждый из них поглощён своим делом.

Но в этой картине нет и тени  издёвки над героем античных времён.  Она отражает изменение мира и его восприятия.  На шестнадцатый век выпали великие географические открытия. И Коперник уже ознакомил мир со своей дерзкой концепцией. Мир изменился – из маленького, замкнутого пространства он превратился в необъятный космос.  На  фоне этого необъятного  космоса  даже героические  поступки  прошлого  выглядели  и  воспринимались  совсем  по- другому  —  как  нечто преходящее и  мимолётное.  Именно эту смену понимания мира  отразил Брейгель в своей картине.

Вове картина нравилась,  она располагала его к размышлениям ,, за жизнь’’. Эту картину он называл по- своему : ,, Момент у моря’’, интуитивно прочувствовав  общее настроение картины  о бренности  существования  и прохождении земной славы , которое по- латыни звучало бы  как:  ,,Моменто  мори’’ (Momento More).  Его возмущала  бесчувственность и равнодушие  окружающих:  ,, У бедного Икарушки одни  лишь ножки торчат…  а всем вокруг  по фигу.   Пусть  оступился  человек —  возгордился, и вот сейчас, когда он оказался по уши в дерьмище,  когда у него одни лишь мосталыжки  торчат, а ведь  со всяким такое может случиться…  нет, чтобы всем понять  его и простить, и протянуть ему  руку помощи.   За что с ним  так-то!?   Он что, обожрал кого? У кого последнюю стопочку  отнял и  выпил?  Ну, с баранами,  которые пасутся,  всё ясно… козлы они и  есть козлы, а остальные-то?!’’  И тут  Вове Пекуту  стало  так горько и обидно за Икарушку ,  у которого  одни лишь ножки торчат,  что он решил более не ждать открытия  магазина, а начать  день с пива,  которое тогда не считалось  алкогольным напитком, и которым  спозаранок торговали на территории общепитовской столовой.

День обещался быть отличным: ярко светило солнышко, пели птички, порхали всякие насекомины.  По дороге он повстречал своего  кореша ,  Колю Маленького.  Ясно дело,  что им обоим было по пути.  Коля действительно был маленьким:  маленького роста и неопределённого возраста, энергичным мужичком.  Зато у Коляна была большущая  борода лопатой и очень кривые ноги, по причине каковых он не комплексовал,  а наоборот  почитал их  за свои достоинства. Насчёт ног он хвалился тем, что имея такие средства передвижения, на них было  очень удобно  сидеть на нарах .  Надо заметить, что знающие люди, если и не мечтали о таких ногах, то всё равно  должно  оценивали их. А насчёт бороды он цитировал из деяний стоглавого собора 1500 года:

,, Творящий  брадобритие ненавидим от Бога, создавшего  нас по Образу Своему. Аще кто бороду бреет и преставится тако – не достоин над  ним пети, ни просфоры, ни свечи по нём в церкви приносити, с неверным да причтётся.’’  Что тут ещё можно сказать?   По причине своей энергичности Коля Маленький, в своё время, топтал от Кенигсберга  до самого Сахалина, перемещаясь   где – как, ( бывало и по этапу)  и вот теперь  нарисовался уже здесь.  Будучи бывалым человеком,  он имел глубокие и разносторонние познания. С ним всегда было  интересно  пообщаться за чарочкой-другой.  Например, между делом он мог  вдруг сообщить, типа:

—     А вы знаете,  что таракан может прожить  девять дней с оторванной головой, пока не издохнет  от голода?  Сам наблюдал, глаз даю!

Пиво продавали с территории уже упомянутой  столовой  через дыру,  пропиленную в заборе, прямо из бочки на колёсах. Им  торговала  цыганка Клава — знойная женщина с крутым  нравом и жгучим взором  выпуклых, чёрных как ночь очей.  Имея  определённый интерес,  она рано начинала торговлю и поздно заканчивала её.  В удачные дни она умудрялась реализовать  по  четыре бочки пива.                                                                                                                      У Вовы было сорок восемь копеек, а у Коли копеек вовсе не было,  поэтому  их  хватило только на две  кружки пива,  как раз, чтобы только   утолить жажду после вчерашнего. Хотелось выпить  ещё.  Но  по странному стечению  обстоятельств,  один забыл деньги дома на пианино, другой — на курятнике.

Коля решил  отплатить за угощение другу.  Имея  живой темперамент и быстрый ум  он быстро сообразил ,  а затем  изобразил следующее:  отойдя к забору, он помочился в кружку, а сверху  бросил в неё дохлую зелёную муху.   Таких мух  в подобных местах, наряду со специфическим  острым запахом, всегда было во множестве. Далее он с этой кружкой направился к Клаве. Предъявив продавцу  проданный ею такой  ,,некачественный   товар’’,  Коля  в порядке компенсации   за  полученную моральную травму потребовал сразу две,  с бугорком налитых свежим пивом кружки. Клава  против  предъявленного ультиматума,  против  ничего  не имела .

Сейчас  с нашими,  удовлетворёнными  хитро добытым  пивом,  друзьями  распрощаемся.

Далее происходило следующее:

Клава Колину кружку пока  отодвинула в сторону, в тенёк, а  затем  она пальцем выловила утопленницу и выбросила её, намереваясь продать  это ,, пиво’’ следующему   страдающему от жажды клиенту. Не пропадать же деньгам из-за  такого пустяка.  Следующим страждущим оказался  некий угрюмый мужик,  из того же  что и наши друзья  сословия.  Страдая с похмелья,  тот мужик порядком  отхлебнул из Колиной кружки и…   Проблевавшись,  этот угрюмый человек, взяв кружку с остатком напитка,  направился к продавцу.  Поставив ту кружку на прилавок   он  молча и мрачно  уставился в ясные очи цыганки Клавы.   Наконец  после непродолжительной  и молчаливой дуэли глазами, Клава спросила:

— Чё   зенки  вылупил, каторжанин!  Чё  те  надо?

— Да вот отведал твоего пива, а теперь  жду от тебя на закусь  бутерброда  с говном!

                  

                                                                 Так пили пиво в СССР.

 

*Живым весом измеряют вес животных до забоя и разделки туш.                        *Знающие люди — привычные сидеть на нарах.

www.kriminalnoechtivo.net

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *