Советский стриптиз.

Типа стриптиз.

У разных народов мира есть особенное и любимое блюдо. Порой эти блюда бывают курьёзными, конечно это в нашем понимании. Когда-то, где-то, от кого-то я слышал историю, якобы произошедшую в Университете Дружбы Народов имени Патриса  Лумумбы, о том, что будто бы некие африканские студенты, соскучившись по домашненькому, —  отведали своего землячка.

Чего только, милостивые судари, не бывает чудного на этом свете!

Из статистических данных по потреблению продуктов в С.С.С.Р.  следовало,  что любимым блюдом населения был обыкновенный хлеб. Чтобы прокормить многочисленное население нашей страны любимым кушаньем,  требовалось много хлеба.

Пшеницы садили столько, что каждый год по осени, начиналась очередная  ,,битва за урожай». А где битва — там и Красная Армия. На помощь селянам, через военкоматы, призывались солдаты-резервисты, в основном шоферня.

         И так, попал наш Макар в такое место, где он точно телят не пас. Дело было где-то в Казахстане, среди бескрайней степи, в каком-то селе. Посадили нашего бойца за баранку  армейского газона и начались его трудовые рейсы по маршруту  «нива — закрома Родины». Поселили ,,партизан ‘’, так негласно прозывали резервистов, в школе — одноэтажном старом здании, как раз напротив Правления – конторы совхоза. Все удобства во дворе, столовая под открытым небом, а это – грубо сколоченные дощатые столы и лавки, рядом дымится армейская походная кашеварка.

Однажды где-то в пути повстречался Макарушке праздношатающийся гусик, и был тот гусик  увезён в выше описанное место, на предмет разнообразить суровое солдатское меню. Загодя, к изысканному яству было припасено изрядное количество ,,даров лозы’’ — алкогольной бурды. В неурочный час, вечерком, в простом оцинкованном ведре, из которого заливали воду в радиатор машины, гусь был поставлен вариться на костерок.

В ожидании гусятинки, под чарочку-другую, время пролетело так быстро, что не заметили, как стемнело. А гусик так  всё ещё и не сварился, так как сказалась нехватка топлива. Надо заметить, что в тех краях дерево страшный дефицит, поэтому аборигены в качестве топлива использовали загодя заготовленный кизяк. А где его взять-то нашим героям? Не сушить же своё сраньё. Поэтому решили использовать на дрова двери туалета. На кой… они, дескать, нужны,  да и сами они, дескать, не бояре какие, чтобы потерпеть до случая. Потом кто-то догадался,  что для того чтобы ускорить варку, нужно ведро закрыть крышкой. А где её взять?  Потом кто-то в темноте, где-то нащупал лист железа.  Решили, что он сойдёт за крышку. Предварительно слегка протерев это железо ветошью, использовали его по назначению. Откуда им тогда было знать, в потёмках  да на веселях, что то, что они использовали как крышку, на самом  деле оказалось раскатанным  в лепёшку ведром из-под нигрола.

Двери прогорели быстро. Снявши пробу все решили, что горячее — не сырое и сразу же приступили к долгожданной трапезе и к возлияниям. Вкушая того гусика  все дружно нахваливали его: какой он дескать вкусный, а бульон то от него —  такой наваристый да жирный!

Утро началось с всеобщего гомерического хохота. Каждый участник минувшего застолья вовсю потешался над своими сотрапезниками,  — над их лоснящимися,  чёрными как у негров, вымазанными нигролом  харями.

А зря они смеялись.  Потуги смеха пробудили в них внутриутробные процессы, которые тут же вызвали  у них уже совсем другие потуги.

Рано утром у крыльца правления, за разнарядками  на  работы,  всегда собиралось множество народу.  Да и как там не быть множеству народу — пора-то горячая, совхоз- то большой, да и пришлого, привлечённого на страду народа — вон сколько!

И вот, вся эта толпа,  оказалась первой зрительской аудиторией,  которая первой ознакомилась с  идеологически чуждым нашему человеку буржуазным зрелищем –  стриптизом: двери-то стопили, а туалет стоял как раз напротив нечаянных зрителей! При этом каждый ,, негритос’’ отработав свой номер,  сразу же, опять, занимал себе  очередь, пританцовывая от уже снова накатывающих  жёстких позывов. По всему было видно, что им и суток было бы мало чтобы продристаться.

Однако и при таком случившемся конфузе,  честь доблестного  Советского Автобата  не  была посрамлена — поставленная боевая задача  не была не выполненной, —  работа ни на миг не прекращалась:  войсковая шоферня из кабин своих машин напрочь выкинула сиденья, пересев  на обыкновенные оцинкованные вёдра, предварительно спустивши портки.

 

www.kriminalnoechtivo.net

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *